Воробьёв В.М. «Через волоки к Торопцу»

Взгляд на географическое положение города должен иметь несколько масштабов: государственный, региональный и микрорегиональный. Имея в своём распоряжении географические и исторические карты, письменные и вещественные материалы историко-культурного характера, исследователь в состоянии оценить мотивы возникновения городского поселения в данной местности. Осмыслив специфику микроландшафта по топографическим планам, описаниям и визуальным наблюдениям, он может обосновать выбор первопоселенцами, знатью или верховной властью данной точки для закладки детинца-крепости.

Использование двух координат — пространственной и историко-культурной — сделает такие выводы более основательными, менее умозрительными, чем при учёте только исторической составляющей. «Заземляя» взгляд на каждый объект (протогород или город), пространственно-ландшафтный подход переводит изучение вопроса о причинах его образования именно здесь и в это время из области предположений в плоскость исторической конкретики.

Не существует практически никаких препятствий для реализации такого подхода: наличествуют древние и современные карты на все территории Руси, существует достаточный для достижения конкретных целей комплекс археологических, исторических и этнографических источников. Нет лишь устойчивой научной традиции применения такого подхода. Даже в сводной работе А.В. Кузы «Малые города Древней Руси», где приведена детальная авторская типология 1397 городских поселений, читатель найдёт только общую констатацию факта, что одна часть городов возникла на торговых путях, другая — как пограничные крепости, а остальные — как административные, ремесленные или сакральные центры.

Наилучшим показателем продуктивности историко-географического подхода стало бы его регулярное применение при описании земель Древней Руси и их субрегионов (удельных княжеств, пятин, погостов, речных и озёрных бассейнов и их участков, водораздельных гидроузлов и др.).

Территорию ядра Великого водораздела и его ближайшую периферию, то есть сумму бассейнов верхних течений Волги и Западной Двины, можно считать локальной моделью историко-культурного пространства Древнерусского государства. Многие города, возникшие здесь в раннем средневековье, существуют в таком статусе и поныне в Тверской области: Торопец, Белый, Ржев, Зубцов, Старица, Тверь, Кашин, Бежецк, Торжок; иные перешли со временем в разряд сельских поселений либо стали навсегда покинутыми городищами: Стерж, Вселуки, Хотшин, Горышин, Осечен, Сишка, Опоки, Холм, Фомин, Березуй, Родня, Вертязин, Орша, Шоша, Дубна, Кснятин, Медведь, Дубно, Вережунь и многие другие.

Взгляд на конкретное историко-географическое пространство в пределах Великого водораздела с применением мелкого и среднего масштаба выявляет следующую закономерность. Городские поселения, за редким исключением стоят на основных водных магистралях, в приустьях притоков, то есть на крупных перекрёстках путей, сложившихся в более раннее время.

Разнонаправленность и многочисленность этих путей, ландшафтная специфика микрорегионов и соображения историко-культурного характера вели к решениям об основании того или иного городского (протогородского) центра в строго определённом месте — таком, перед которым невозможно отдать предпочтение никакому другому в данной местности.

Город Торопец упомянут во второй половине XI в., но возник, вероятно, в X в. В верхнем или среднем течении Торопы, крупного правого притока Западной Двины, городское поселение обязательно должно было возникнуть ещё на первом этапе славянской колонизации. Это участок великого водного пути между Балтикой и Чёрным морем (в раннем средневековье называемого «путём из варяг в греки»). Кроме того, этот микрорайон лежит у полосы водораздела Ловати и Западной Двины — двух речных систем, замыкающих на себя весь прибалтийский Северо-Запад Русской равнины. Рядом, чуть севернее, на границе современных Пеновского и Андреапольского районов Тверской области, расположен и водораздельный гидроузел, от которого расходятся притоки Западной Двины (в Рижский залив Балтики), Полы (в Финский залив Балтики) и Волги (в Каспийское море). Для окрестностей Торопца характерна чрезвычайно высокая концентрация открытых археологами поселений эпохи первобытности и средневековья, что объясняется ландшафтными преимуществами, в первую очередь развитой сетью озёр и проток в холмисто-равнинном рельефе.

Первоначальный Торопец (городище Кривит) основан при перетекании Торопы из оз. Соломено в оз. Заликовье. Выбор места объясняется следующими природно-культурными обстоятельствами: во-первых, эти озёра — крупнейшие в течении Торопы, они наиболее богаты рыбой; во-вторых, завершающаяся здесь почти кольцевая многокилометровая излучина Торопы является самым крупным природным рубежом в данной местности, влияющим на характер расселения и пути сообщения; в-третьих, с запада непосредственно к течению Торопы здесь примыкают истоки сразу двух рек бассейна Ловати — Добши и Оки, удобство сообщения с которыми подтверждается серией археологических материалов; в-четвёртых, выбор именно этого огромного моренного холма отвечал целям устройства города. Размеры и характер укреплений Торопецкого кремля свидетельствуют об очень нерядовом характере этого центра. В пределах 10—20 км выше и ниже по течению Торопы есть немало городищ раннего железного века, в том числе знаменитое городище в урочище Подгай, но ни одному из них не было отдано предпочтение при основании города по названным выше причинам.

Сельские поселения на правобережье Торопы и на её коротких притоках к западу (северо-западу, юго-западу) от Торопца выполняли роль небольших форпостов и торговых факторий близ волоков между системами Западной Двины и Ловати, представленными здесь их притоками первого порядка — Торопой и Куньей. Западнодвинский склон имеет здесь протяжённость до Торопы всего 5—8 км, а ловатский склон имеет протяжённость до Куньи до 40 и более км. Таким образом, путешествующие с Ловати (из Лук, Русы, Новгорода, Скандинавии) оказывались после преодоления здесь того или иного волока практически у окраины города Торопца.

При ландшафтно-культурном районировании пространства Великого водораздела нами были отмечены в этой местности, то есть близ современного города Торопца, 5 основных волоков-переходов между бассейнами Западной Двины и Ловати. Ниже мы перечисляем их с гидрографическими адресами и с сохранением установленной нами для всех волоков Великого водораздела цифровой индексации (цифра II соответствует иерархическому уровню данной полосы водораздела — между бассейнами великих рек одного континентального склона стока, в данном случае между водосборами Западной Двины и Ловати; цифра 1 — номер участка полосы водораздела; третье число — номер волока в этой полосе при движении вверх по Западной Двине и вниз по Ловати).

II.1.20. Исток р. Вечеча, в оз. Слободское, бас. оз. Жижицкое, из него р. Жижица, пп р. Западная Двина / правобережье р. Сенна, система р. Кунья, пп р. Ловать (д. Костино).

II.1.21. Исток р. Пёска, пп р. Торопа, пп р. Западная Двина / система р. Добша, пп р. Кунья, пп р. Ловать (д. Семивье <  > д. Казаково).

II.1.22. Истоки р. Дедуша, в оз. Заликовье, проточное на р. Торопа, пп р. Западная Двина / исток р. Добша из оз. Добшо, пп р. Кунья, пп р. Ловать (д. Ляпуново < > д. Добшо).

II.1.23. Исток р. Обжа, в оз. Заликовье, проточное на р. Торопа, пп р. Западная Двина / берег оз. Полибинское, система р. Добша, пп р. Кунья, пп р. Ловать (д. Полибино).

II.1.24. Исток р. Обжа, в оз. Заликовье, проточное на р. Торопа, пп р. Западная Двина / исток р. Студёнка, система р. Кунья, пп р. Ловать (д. Лужане).

Для самой полосы водораздела систем Западной Двины и Ловати и её ближней периферии в этой местности характерно наличие большого числа верховых болот, значительного числа небольших озёр, малых рек и ручьёв. Большое озеро одно — Добшинское (на ловатском склоне с ним связаны Семивский, Ляпуновский и Полибинский волоки).

Соседний с этим участком полосы водораздела Беляевский волок (II.1.19. Исток речки, впадает в оз. Кодосно, бас. оз. Жижицкое, из него р. Жижица, пп р. Западная Двина / исток р. Сенна, система р. Кунья, пп р. Ловать), расположенный к юго-западу, не мог вывести с Добши непосредственно к Торопцу и даже просто в бассейн Торопы, так как гидрографически связан на западнодвинском склоне уже не с Торопой, а с системой Жижицкого озера, то есть с участком течения Западной Двины ниже устья Торопы. Мы не описываем его, отмечая лишь, что по обе стороны этого волока постепенно происходила концентрация селений и формировались небольшие зоны стабилизации сельскохозяйственного населения, сохранившиеся до настоящего времени (дд. Семенцево, Беляево, Огороды, Зуево, Соколихино, Воробьи, Немково, Суслово).

Следующий волок, Костинский, занимает пограничное положение: от оз. Добшо он выходит на западнодвинский склон к двум водным системам — оз. Слободскому, относящемуся к бассейну Жижицы, и к истокам р. Пёски, правого притока Торопы. Второе из этих направлений вело вниз по Пёске к её устью, лежащему примерно в 10 км южнее Торопца. В среднем течении Пёски на её правобережье находится небольшое оз. Митьковское, где у д. Митьково расположено известное в археологии городище раннего железного века. Против устья Пёски лежит западное побережье оз. Сельского, на котором археологами выявлены многочисленные стоянки каменного века, два городища раннего железного века, славянские селища и курганные могильники.

Семивский волок как бы дублировал предыдущий и вёл от побережья оз. Добшо на левый приток Пёски р. Каменку, а далее — по описанному выше маршруту. Особенность его заключалась в том, что близ него, в отличие от Костинского волока, на западнодвинском склоне сформировался в средневековье куст селений (дд. Семивье, Каменка, Чуриково, Крест). Возможно, это было связано не столько с плодородием почв, сколько с удобным возвышенным рельефом. Кроме того, стоящая у водораздела д. Крест возникла, вероятно, на скрещении Старого Торопецкого тракта и важной дороги, шедшей к нему вдоль западного берега оз. Заликовье непосредственно от Торопца. Об этом говорит и само название деревни. У д. Семивье и д. Михайловское археологами найдены и описаны два городища раннего железного века, расположенные на берегах малых озёр. Старый Торопецкий тракт, именовавшийся также Большой Московской дорогой, — единственный магистральный путь, соединявший в течение многих веков центральнорусские земли с Псковской землёй и Прибалтикой и пересекавшийся в Луках, на Ловати, с «путём из варяг в греки», то есть имевший важное ответвление на север — в Скандинавию и на юг — в Смоленск и вниз по Днепру к Киеву. Здесь, на этой исторической дороге близ Торопца, Александр Невский одержал в 1245 г. блестящую победу над литовцами; в 1580 г. торопчане храбро бились у д. Речане с войском польского короля Стефана Батория; 15 мая 1609 г. русские войска одержали у с. Каменка первую победу над интервентами в «Смутное время», положив начало освобождению России; в 1706 г. посетивший Торопец император Пётр Великий осматривал и улучшал эту стратегическую дорогу в период Северной войны за выход к Балтийскому морю; в 1786 г. этим путём двигался «царский поезд» императрицы Екатерины II, ехавшей из смоленских имений Г.А. Потёмкина в Санкт-Петербург; осенью 1812 г. фельдмаршал П.Х. Витгеншейн, сконцентрировав в Торопце необходимые припасы для всей русской армии, выступил по этой дороге в Заграничный поход; в январе 1942 г. 249-я стрелковая дивизия под командованием полковника Г.Ф. Тарасова освободила Торопец от немцев и нанесла им сокрушительное поражение в местности к югу от города, также на Старом Торопецком тракте. Эта дорога достойна музеефикации и статуса памятника истории и культуры федерального значения.

До следующего волока, Ляпуновского, расстояние по полосе водораздела — не менее 8 км. Это объясняется неразвитостью речной сети в данной местности по обе стороны водораздела. Тем более важным представляется этот волок для сообщения по нему с Торопцем. На ловатской стороне дорога к волоку шла вдоль оз. Добшо, а затем по берегу впадающей в него с востока р. Добши. Этот прямой как стрела путь выводил к высокому, больших размеров всхолмлению с д. Ляпуново на его вершине, а с восточного склона холма малые притоки Тростянки и Обжи вели уже в расположенное в 4 км оз. Заликовье, на северной оконечности которого стоит Торопец. Волок очень древний, близ него у д. Ляпуново находится величественное городище раннего железного века, которое было обитаемо и в древнерусское время. А на оз. Добшо стоят одноимённое село со старинным храмом, дд. Никольское и Пигасеево и городище раннего железного века. Дорога от оз. Добшо через водораздел к Торопцу стала не только торной, но и очень важной в торговом отношении с раннего средневековья. Если при движении от Новгорода вверх по Ловати не было необходимости следовать до Лук, а надо было поворачивать на Торопец, то нередко шли как раз вверх по Добше к Ляпунову и к оз. Заликовье.

От Ляпунова полоса водораздела резко отклоняется к северо-западу, и следующий волок, Полибинский, находится уже в верховьях Обжи, где ей протиаолежит оз. Полибинское и несколько малых озёр. Он имел местное значение и служил средством связи группы небольших селений на этих озёрах с Торопцем через течение Обжи. Впрочем, освоена эта местность была довольно рано, о чём свидетельствует древнерусский курганный могильник у д. Косыгино и название д. Городок на Городокском озере. Археологические разведки у последней деревни не проводились, но, судя по её названию, высока вероятность выявления здесь древнего городища.

Наконец, завершает цепочку переходов, выводящих с Добши к Торопцу, Лужанский волок. Он является репликой предыдущего и имеет сугубо местное значение, располагаясь в слабо освоенном в древности микроландшафте у истока Обжи, за которым лежат оз. Каменское и исток р. Студеницы, правого притока Добши. Правда, примерно в 4 км к северо-востоку, между дд. Пчелино и Дубинино и чуть западнее с. Нишевицы, находится исток Оки, крупного притока Куньи, где через лежащий там важный волок проходил путь с Куньи на Торопец с более северного участка течения Ловати. Таким образом, на исток Обжи могли переходить здесь не только из системы Добши, но и из бассейна Оки, что повышало значимость Лужанского волока. Впрочем, конфигурация течений малых рек здесь такова, что затрудняла движение по их берегам, и довольно рано была обустроена дорога от истоков Оки прямо к Торопцу (около 12 км), существующая ныне и именуемая с XVIII в. Холмским трактом.

Такова краткая характеристика волоковых путей и транзитных дорог к западу от Торопца. Она показывает, что Семивский и Ляпуновский волоки были ключевыми участками двух основных дорог в междуречье Западной Двины и Ловати, обеспечив основание города Торопца именно там, где он стоит уже около 1000 лет. В ближайшей периферии этих волоков ещё в раннем железном веке, то есть в догосударственный период, были построены около десятка крепостей-городищ, а в древнерусское время формировались зоны сельскохозяйственного освоения, торговли, сельские административные центры и центры православных приходов.

Многие важные события отечественной гражданской и военной истории, известные по письменным источникам, произошли в этой местности. Есть настоятельная необходимость в комплексном изучении этой территории в ландшафтном, археологическом, этнографическом и историко-культурном отношениях, сохранении памятников истории и памятных мест, а также в просветительской работе через систему образования, музейное и библиотечное дело, средства искусства, исторические реконструкции, индустрию туризма, информационно-издательскую деятельность и др.

Значительный участок бывшей Большой Московской дороги, веками выводившей Россию в Европу, достоин стать уникальным «живым музеем». Для этого имеются все объективные предпосылки: и сама дорога, и живописные ландшафты, и объекты показа — от памятников археологии и полей русской боевой славы до изумительно красивого города Торопца, и профессиональные научные и творческие силы, способные реализовать этот проект.

Первое и главное, что необходимо сделать, — это сохранить овеществлённую историческую память, защитив эту территорию от «дикого капитализма», от произвольных изменений ландшафта, масштабных разрытий, порубок лесов, непродуманного строительства и др. Параллельно нужно провести детальные археологические разведки, поставить выявленные объекты на государственную охрану, провести этнографическую и фольклорную экспедиции, полевую реконструкцию исторических путей сообщения и волоков, выявить и опубликовать основной корпус письменных источников разных эпох по этой территории. Собранные материалы станут основой музейной и культурно-просветительской деятельности, создания культурного и духовного центра. Так же, как Торопецкая земля в течение веков защищала Россию от неприятеля, так и Россия ныне обязана защитить Торопецкую землю от равнодушия и посягательств, обязана сделать всё возможное для её процветания и сохранения исторической памяти о великом прошлом.

 

В.М. Воробьёв,

доктор культурологии, профессор

Государственной академии славянской культуры

короткая ссылка: http://archtoropets.ru/?p=392
вверх