Жилой дом XVIII века, ул. Некрасова, д.3

В г. Торопце, на ул. Некрасова, 3, располагается объект культурного наследия федерального значения - «Дом жилой» (паспорт №1391), при выявлении условно датированный второй половиной XVIII века. Прямых свидетельств, относящихся к строительной и владельческой истории данного здания, в связи с недостаточной сохранностью архивных фондов органов власти города XVIII-XIX в. обнаружить не удается. Вместе с тем использование картографических материалов из фондов РГИА, РГА ВМФ1, «Книги чертежей и рисунков» ППСЗ РИ, Торопецкого краеведческого музея, а также привлечение широкого контекста сохранившихся свидетельств по истории застройки Торопца позволяет нам уточнить датировку дома и выявить ход развития участка застройки, к которому он относится, на основании косвенных данных. Примыкающий к кварталу №8 (по дореволюционной нумерации) фрагмент территории нынешней Базарной площади, где располагается памятник, относится к древнейшей части торопецкого посада, располагавшей развитой застройкой уже в средневековье. Здесь издавна сформировался храмовый участок, где компактно располагались четыре церкви. Одна из них, Пятницкая (впоследствии - Входоиерусалимская), дала имя небольшой улице, трассированной от нее к северо-востоку и соединявшей центральный храмовый комплекс с расположенной поодаль церковью Успения. По свидетельству писцовой книги Торопца 1540 г., комплекс из четырех храмов был плотно окружен дворами духовенства различных приходов. Видимо, интересующий нас участок первоначально также принадлежал клирикам, и, как ближайший к Пятницкой церкви по одноименной улице, может быть гипотетически отождествлен с упоминаемым в документе двором священника этой церкви («у Пятницы святой в переулке во дворе пятницкой поп Кондратей»2). О том, как изначально выглядели планировка и застройка этой части города, дают представление фиксационные планы Торопца, составленные до нанесения на местность планировки 1778 года (см. ил. 1 и 2). Исследуемое домовладение расположено на них к северо-востоку от Пятницкой церкви, в ближайшем к ней квартале по Пятницкой улице. Самым ранним является план на ил. 1. Он составлен, видимо, не ранее 1760-х гг., так как на нем уже значатся каменными городские церкви, построенные в это десятилетие, и не позже 1771-1775 гг. (годы покупки участка для соборной колокольни, не показанной на плане, и начала строительства). На этом плане, детально фиксирующем многочисленные каменные дома, капитальных зданий близ Пятницкой церкви нет. Но уже на плане на ил. 2 там впервые появляется и в дальнейшем устойчиво присутствует некая каменная постройка, которую можно с высокой долей уверенности соотнести с исследуемым домом. Датировка указанного плана имеет ключевое значение для определения времени строительства дома. Очевидно, составление плана произошло в первой половине 1770-х гг. - в период между началом работ по строительству колокольни, которая на нем уже показана, и конфирмацией регулярного плана города (1778). Таким образом, дом по ул. Некрасова, 3, появившийся на карте города в перерыве между составлением планов 1 и 2, следует связывать с «дорегулярным» периодом развития Торопца и приблизительно датировать рубежом 1760-1770-х гг., то есть отнести к заключительному периоду экономического расцвета города. Принадлежностью здания к этим временам следует объяснять наличие полноценного подвального этажа, перекрытого сомкнутым сводом, в малогабаритной постройке с небольшой собственно жилой частью. Город, который вел тогда обширные торговые обороты по всей России и за границей, для хранения товаров остро нуждался в надежно защищенных от частых пожаров просторных складских помещениях, и таковые появлялись при любых новых капитальных зданиях. Планы 2 и 3 показывают нам, что во время строительства дома его главным уличным фасадом считался торцовый южный, тогда как протяженные фасады играли роль дворовых. Первоначально, при составлении первого варианта «регулярного» плана Торопца, расположение дома торцом к улице предполагалось сохранить. Об этом свидетельствует план 3, составленный, по-видимому, летом 1778 г., во время приезда в Торопец генерал-губернатора Я. Е. Сиверса с подчиненными ему специалистами. Сиверc прибыл туда специально ради того, чтобы «держась генеральных правил, против вновь строющихся городов» составить принципиально новый план Торопца, основанный на строгом «регулярстве»3. Его предложения были в целом одобрены рецензентами Комиссии о каменном строении. Но в Петербурге к моменту подачи проекта на высочайшую конфирмацию в него все же оказались внесены некоторые изменения, одно из которых имело целью более решительную расчистку пространства посада для создания обширной центральной площади. Благодаря этому дорегулярный квартал по Пятницкой улице, к которому ранее относился дом, был целиком ликвидирован. Дом был оторван от прочей жилой застройки и оказался в самой середине расчищаемого участка. Вместе с расположенными рядом храмами он образовал группу зданий, разделивших данный сегмент торговой зоны на две новые площади. В торопецких документах того времени эти площади назывались Вокресенской и Архангельской и со временем должны были быть застроены корпусами лавок4. Указанное положение было законодательно закреплено высочайшей конфирмацией плана Торопца, состоявшейся 15 декабря 1778 г. 5 (ил. 4-5). Видимо, именно изменение расположения дома относительно улицы и придание более ответственной роли обоим его протяженным фасадам вызвало со временем реконструкцию декора здания. Прежнее оформление, от которого ныне уцелел только один наличник на северном торцовом фасаде, было уничтожено, и внешний вид дома был адаптирован в соответствии с изменившейся архитектурной модой. Использованная при реконструкции разновидность декора была широко распространена в рядовой каменной застройке конца XVIII в. Аналогичные решения можно встретить и в Твери - например, в оформлении построенных в 1780-х гг. дома причта Покровской церкви (наб. Тьмаки, 1) и дома 32-34 по ул. Бебеля (см. ил. 9). Непосредственным толчком для реконструкции дома могла стать необходимость восстановительных работ после разрушительных пожаров 1788 и 1792 гг. Эти же пожары послужили стимулом для реализации регулярного плана. К началу 1790-х гг. пространство торговой площади было расчищено, около 1792 г. в западной ее части было отведено место для большого гостиного двора6, возведение которого сделало неактуальным размещение корпусов лавок в других частях центральной площади, и к югу от исследуемого дома образовалось обширное незастроенное пространство т. н. Сенной площади. Комплекс построек в этой части города принял стабильные очертания на рубеже XVIII-XIX вв., что иллюстрируется планами 6-8. На фиксационный характер этих планов и их принадлежность к периоду не ранее середины 1790-х гг. указывает наличие некоторых характерных деталей, отсутствующих в конфирмованном плане и появившихся уже при нанесении частей планировки на местность. Например, это места для кожевенных заводов при озере Бабкине (отведены в 1792 г.)7, жилые кварталы на территории так называемого «Старого посада» к югу от Соборного острова (разбиты для строительства в 1796 г.)8. Наиболее ранним является план 6, на котором для гостиного двора только отведено место, но строительство еще не начато. План показывает, что интересующее нас здание между Входоиерусалимской и Архангельской церквами в это время уже было отдельно стоящим и оторванным от массива прочей жилой застройки, но при этом располагало примыкающим к нему земельным участком неправильной формы. Такое же положение сохраняется на несколько более позднем, поскольку гостиный двор на нем уже частично построен, плане 7. На находящемся в экспозиции Торопецкого краеведческого музея происходящем из торопецкого магистрата плане 8, отражающим реалии 1820-х гг. (поскольку среди общественных зданий города на нем указана Нефедьевская богадельня, открытая в 1821 г.9), участок земли при данном домовладении уже не показан. Возможно, к этому времени постройка, оказавшаяся в столь неудобном «островном» положении на рыночной площади, изменила функции и использовалась уже не для жилья, а в соответствии с нуждами торговой зоны, подобно торговому павильону по соседству, также связанному с храмовым комплексом - т. н. «Дому с портиком». Следует отметить, что при тесной композиционной связи дома с храмовым комплексом площади, особенно - с Входоиерусалимской и Архангельской церквами, на данный период нет оснований предполагать его принадлежность причтам ближайших церквей. После ликвидации дорегулярной квартальной нарезки, а равно и в связи с оскудением материального положения торопецкого духовенства, вызванным последствиями больших пожаров и утратой городом прежнего экономического значения, документы фиксируют отток клириков с традиционных мест проживания на менее престижные и более удаленные участки. Как удается установить, последним дореволюционным владельцем дома был некий И. Л. Безпрозванный, что дает повод условно именовать памятник «Домом Безпрозванного». В документе 1922 г. здание характеризуется как «одноэтажный каменный дом с подвальным этажом (против Архангельской церкви)»10. В ходе муниципализации частного жилищного фонда, проводившейся в Торопце в 1919-1920 гг. «без всякой системы, без соблюдения декрета по этому делу... произвольно и хаотично» 11 дом Безпрозванного попал в разряд зданий, отобранных у владельцев и переданных Райкомхозу. В 1922 г. он стал одной из немногих построек в городе, в отношении которых принималось решение о возвращении их прежним владельцам 12, что, видимо, позволило ему еще некоторое время сохранять статус частной постройки. Савельев В. В. Кандидат искусствоведения
 
Источники
  1. РГИА Ф. 1310 О. 1 (Дела) Д. 67 Рапорты о препровождении в Сенат на утверждение планов по Новгородскому, Тверскому и Псковскому наместничествам. 1778
  2. ГАПО Ф. 74 О. 1 Д. 138 Доношения торопецкого городового магистрата о строительстве здания для присутственных мест. 1783
  3. ГАПО Ф. 74 О. 1 Д. 327 Переписка об отводе мест для строительства домов. 1789
  4. ГАПО Ф. 74 О. 1 Д. 387 Рапорты городничих в Псковское наместническое правление об отводе мест для строительства. 1792
  5. ГАТО. Ф. 1246. On. 1. Д. 268. О построении в Торопце гостиного двора. 1791.
  6. ГАТО. Ф. 1246. Оп. 3. Д. 179. Наряд о построении в Торопце мельниц и лавок. 1792.
  7. ГАТО. Ф. 1246. Оп. 3. Д. 191. Наряд об отводе обывателям для построения домов мест. 1793.
  8. ГАТО. Ф. 1246. Оп. 3. Д. 192. Наряд 1793 года разных документов по части раздачи обывателям для построения по плану домов мест. 1793.
  9. ГАТО. Ф. 1246. Оп. 3. Д. 245д. Наряд об отводе мест для построения домов. 1798.
  10. 10. ГАТО. Ф. 1246. Оп. 3. Д. 255. Наряд об отводе просителям для построения домов мест. 1799
  11. ГАТО. Ф. Р-2739. On. 1. Д. 8. Протоколы заседаний Торопецкого УЭКОСО, доклады, списки служащих и рабочих. 1922
  12. ГАТО. Ф. Р-949. Оп. 3. Д. 43. Сборник циркуляров, распоряжений, приказов постановлений НКВД, Псковского губисполкома, Торопецкого УИК общего отдела о муниципализации. 1923.
 
ЛИТЕРАТУРА
  1. Косточкин В. В. Архитектурные памятники Торопца. - В кн.: Памятники культуры. Исследование и реставрация». Вып. 1. М.,1959.
  2. Писцовая книга Торопца 1540 г. В кн.: Археографический ежегодник. М.,1963.
  3. ППЗР РИ Книга чертежей и рисунков (Планы городов). СПб, 1839.
  4. Семевский М. И. Торопец, уездный город Псковской губернии (1016-1864). Спб,1864.
  5. Торопец. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М.. 1888.
короткая ссылка: http://archtoropets.ru/?p=332
вверх